?

Log in

No account? Create an account

Партийные функционеры.

Партийные функционеры переводились с места на место в рамках теории, согласно которой любой аптекарь, даже «малоопытный», может управлять государством. Бывший пастух Василий Орехов, который в 1908 году «надел Куделькину на голову чашку со щами и обварил всю голову», воевал на Дону, где получил «сразу семь ран, три из коих тяжелы», и стал сначала членом коллегии ревтрибунала, а потом помощником прокурора Московской губернии. Донбасский шахтер Роман Терехов, начавший вооруженную борьбу с попытки убить цехового механика, организовывал большевистские ячейки в тылу белых, служил агитатором в Красной армии и сменил несколько партийных должностей в родной Юзовке, пока не стал секретарем ЦКК Компартии Украины. Ивановский ситцепечатник Павел Постышев остался в Сибири после Февральской революции, стал одним из главных красных командиров на Дальнем Востоке и, прослужив несколько лет в Киевском губкоме, получил должность секретаря ЦК Компартии Украины. «Политически недостаточно развитый» пекарь Борис Иванов национализировал по заданию Свердлова мукомольную промышленность, поработал «как огитатор на параходе ВЦИК «Красной звезде» на Астраханских рыбных промыслах», был избран депутатом Моссовета в 1919 году и провел большую часть 1920-х годов на руководящих должностях в профсоюзе пищевиков. Бывший зубной врач и верховный цареубийца Филипп Голощекин служил начальником Главруды, председателем костромского и самарского губисполкомов и, с 1924 года, секретарем Крайкома Казахстана. Бывший рабочий Семен Канатчиков (они с Ивановым вместе работали пропагандистами в петербургской «женской взаимопомощи» в 1908 году, вскоре после отъезда Канатчикова из Болота) служил на партийных постах в Сибири, Казани и на Урале, после чего был направлен на «культурный фронт» и стал одним из основателей Коммунистического университета им. Свердлова в Москве, ректором Коммунистического университета им. Зиновьева в Петрограде, заведующим отделом печати ЦК, корреспондентом ТАСС в Праге, а после 1928-го – членом редколлегий нескольких журналов и издательствГлавным соперником Канатчикова на литературном фронте был бывший семинарист Александр Воронский, которого перевели из Одессы в Иваново на работу секретарем горкома и главным редактором газеты «Рабочий путь», оттуда в Харьков заведующим политотделом Донецкой железной дороги, а в феврале 1921 года – в Москву, где Крупская поставила его во главе редакционно-издательского подотдела Главполитпросвета. Спустя несколько недель он стал заведующим отделом современной литературы Госиздата, главным редактором литературного журнала «Красная новь» и верховным судьей, пропагандистом и идеологом новой советской литературы.
Одним из литературных протеже Воронского был Александр Аросев, «мемуарист внутрипартийных душевных состояний», а также помощник командующего Московским военным округом, комиссар штаба 10-й армии, председатель верховного революционного трибунала Украины, заместитель директора Института Ленина в Москве, секретарь советских полпредств в Латвии, Франции и Швеции и, наконец, полпред в Литве и Чехословакии. Бывший командир Аросева, Аркадий Розенгольц, переходил с должности на должность с такой же легкостью, с какой в октябре 1917-го «проникал из комнаты в комнату, будто сквозь стены»: член Реввоенсовета Республики, начальник Главного политуправления на железных дорогах (когда он и отправил Воронского в Харьков), член коллегии наркомата финансов РСФСР, комиссар Главного управления ВВС РККА, полпред в Великобритании и нарком внешней торговли. Другой участник московского восстания, Осип Пятницкий, перешел из бюро МК на должность главы профсоюза железнодорожников, а в 1921 году стал членом Исполкома Коминтерна и одним из руководителей международного коммунистического движения. Командир штурма Зимнего, бывший семинарист Николай Подвойский, стал председателем Высшей военной инспекции РККА и собирался сделаться «железной рукой революции во всем мире», но Ленин остался недоволен его работой на посту наркома военных и морских дел Украины и отправил его в Спортинтерн и Высший совет физической культуры[421].
Обвинитель Филиппа Миронова Ивар Смилга стал начальником Главного управления по топливу, заместителем председателя ВСНХ, заместителем председателя Госплана и ректором Института народного хозяйства им. Г. В. Плеханова. Сподвижник Смилги и бывший комиссар Филиппа Миронова, Валентин Трифонов, работал председателем правления Всероссийского нефтяного синдиката, заместителем начальника Главного топливного управления и председателем Военной коллегии Верховного суда СССР. В 1925 году его сменил Василий Ульрих, а он отправился за границу – сначала помощником военного атташе в Китай, а потом торгпредом в Финляндию. Одним из преемников Трифонова на Дону был сын латышских батраков и бывший духобор Карл Ландер. В качестве особоуполномоченного ВЧК по Северному Кавказу и Донской области он руководил массовыми расстрелами казаков осенью 1920 года, а после войны работал заведующим агитпропотделом МК, уполномоченным при иностранных миссиях помощи голодающим в 1922–1923 году и членом коллегии Наркомвнешторга.
Бывший студент Московского университета и главный идеолог «военного коммунизма» Валериан Осинский работал управляющим Госбанком, председателем ВСНХ, председателем Тульского губисполкома, заместителем наркома земледелия, заместителем председателя ВСНХ, членом президиума Госплана и Коммунистической академии, полпредом в Швеции и начальником Центрального статистического управления. Его заместителем в ЦСУ (и предшественником на посту полпреда в Швеции) был Платон Керженцев, который обратил его в большевизм, победив в гимназических дебатах о декабристах. Керженцев был, среди прочего, руководителем РОСТА (Российского телеграфного агентства), председателем секции научной организации труда при наркомате рабоче-крестьянской инспекции и полпредом в Италии. Прослужив два года в Центральном статистическом управлении, он стал заместителем заведующего агитпропотделом ЦК и директором Института литературы, искусства и языка. Ближе всех к верхушке пирамиды оказался младший товарищ Осинского и Керженцева по московской парторганизации, Николай Бухарин. Как он писал в автобиографии 1925 года, «в настоящее время работаю как член ЦК и Политбюро, как член президиума Исполкома Коминтерна и как редактор «Правды», а равно как литератор, лектор, партийный агитатор, пропагандист и т. д.»
Слёзкин Юрий Львович.  "Дом правительства. Сага о русской революции"
Снижение процента безграмотных

По данным переписи населения 1897 года число неграмотных в Российской Империи было около 60%, (инфографика выше ↑). К 1916 число неграмотных снизилось до 20%. Особенно впечатляет рост числа грамотных в последнее царствование (1896-1917) (это любителям порассуждать про "безвольного царя-тряпку"). Дополнительно буквально титанические усилия Российской Империи по ликвидации неграмотности иллюстрирует эта диаграмма (количество общеобразовательных школ в тысячах):
Read more...Collapse )





В 1908 году Российская Империя под руководством Николая II начинает программу бесплатного всеобщего образования. Программа была запущена ради того, чтобы все слои населения, включая крестьян, получив образование, приобрели возможность "участвовать в созидательной государственной работе". Для всех слоёв населения были открыты широкие возможности государственной службы. Чтобы народ смог воспользоваться этими возможностями, и требовалось всеобщее образование.

Начинается грандиозное строительство школьной сети, исходя из установки что "каждая школа должна обслуживать район с радиусом не свыше трех верст". С 1894 по 1914 год строится не мнение 59 тыс.школ (среди начальных школ рост с 60,6 тысяч до 119,4 тысяч, то есть 58,8 тыс., не считая средних). Многократно растёт число учеников.
Read more...Collapse )

Кнопка
или
Подписка на мой блог


Винтовочная граната M-60 / M-62

осколочная граната M-60
осколочная граната M-60

Под обозначением M-60 известна целая серия оперенных винтовочных гранат различного назначения (осколочные и кумулятивные).

M-60 кумулятивная осколочная
Масса гранаты, гр 602 520
Масса заряда, гр 235 67
Длина гранаты, мм 390 307
Диаметр корпуса, мм 60 30
Максимальная дальность
стрельбы, м
150 400

При одинаковом обозначении осколочная и кумулятивная гранаты имеют не только разные боевые части, но и разные размеры.

Гранаты M-60 оснащены трубкой с лопастным стабилизатором.

Осколочная граната имеет цилиндрический стальной корпус, образующий при взрыве осколки разных размеров и ударный головной взрыватель.

При взрыве гранаты радиус убойного действия осколков составлял от 20 до 50 метров.

Взрыватель снабжен передней шайбой, обеспечивающей срабатывание в широком диапазоне углов встречи с преградой.

Кумулятивная граната имеет корпус оживальной формы и донный инерционный запал ударного действия.

кумулятивная граната M-60
кумулятивная граната M-60

Гранаты M-60 выстреливаются холостым патроном с дульной насадки (или удлиненного пламегасителя) автомата или штурмовой винтовки.

Гранаты M-60 были приняты на вооружение армии Югославии, а также поставлялись в страны Африки.

Кроме того на основе гранат M-60 были разработаны винтовочные гранаты M-62 двух типов - осветительная и дымовая.

дымовая (слева) и осветительная (справа) гранаты M-62
дымовая (слева) и осветительная (справа) гранаты M-62


ВТАМ М68

Описание:

Учебная наствольная активная граната ВТАМ М68 - наствольная граната для югославских (сербских) автоматов Zastava M70, оснащенных насадкой (тромблоном) для стрельбы наствольными гранатами. ВТАМ М68 - учебная, практическая граната, предназначенная для обучения стрельбы наствольными гранатами, для чего содержит внутри себя перезаряжаемый дымовой картридж, помогающий визуально оценить место поражения гранатой. На корпусе гранаты расположены 4 круглых отверстия для выхода дыма из картриджа. Производилась на Remontni Zavod Kragujevac (RZK) в Югославии (ныне Сербия).

VTAM M68

VTAM M68

Характеристики:

Общая длина 305 мм

Диаметр корпуса 30 мм

Вес 680 г

Маркировки:

На корпусе нанесено название модели гранаты на кириллице (ВТАМ М68) и порядковый (заводской) номер изделия.

VTAM M68

VTAM M68

ВТАМ М68




http://weaponland.ru/board/vintovochnaja_granata_m_60_m_62/31-1-0-195
http://www.ak-info.ru/joomla/index.php/ammo/25-gpammo/207-vtamm68about?tmpl=component&print=1&page=

Докладная записка Л.П. Берии И.В. Сталину о причинах высокой смертности среди военнопленных в районах Сталинграда и на Воронежском фронте, о мероприятиях по преодолению этого, с приложением норм продовольственного пайка для больных дистрофией военнопленных и военнопленных генералов. 3 апреля 1943 г.

РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 2. Д. 149. Л. 117–136
Там же,  Оп. 1. Д. 100. Л. 162–168

Read more...Collapse )


Лето 1920 года в русском Поволжье выдалось на редкость засушливым, а в стране продолжалась гражданская война, и армию надо было чем-то кормить. По заданию правительства в регионах стали формироваться продотряды, в задачу которых входило осуществлять продразверстку, а если говорить проще – отбирать у и без того нищих крестьян так называемые излишки продукции. Однако законные методы, как у нас часто бывает, вскоре переросли в беззаконие и отбирать стали безжалостно и все…

Так что начавшийся голод был спровоцирован не столько засухой, сколько тем, что после конфискации «излишков» у крестьян не осталось ни зерна для посевной, ни желания обрабатывать землю. Продотряды подчистую выметали закрома. Противопоставить что-то вооруженным людям крестьяне не могли. Любое уклонение от сдачи зерна, мяса, масла и т.д. приводило к безжалостным репрессиям. «Избитые» в годы Чапанки крестьяне теперь были попросту ограблены.

Даже сотрудники ВЧК высказывали недовольство действиями продотрядов, срывавших процесс налаживания отношений новой власти с крестьянством. Согласно докладной, отправленной 5 января 1920 года в Москву особым отделом Саратовской губчека, «при разверстке наблюдается множество недоразумений. Продотряды безжалостно выметают все до зерна, и даже бывают такие случаи, когда в заложники берут людей, уже выполнивших продразверстку. На основании таких невнимательных отношений к разверстке недовольство крестьянских масс растет. Нередко оказывалось, что сдано было все, даже семена для следующего посева».

В результате весенний сев 1920 года во многих губерниях, в том числе и в Симбирской, по существу оказался сорванным. А осенью пришлось вновь сдавать зерно по продразверстке.

К весне 1921 года ситуация в Поволжье стала критической. Ни есть, ни сеять попросту было нечего. 19 марта 1921 года из Саратовской губчека доложили в Москву, что в двух уездах наблюдается массовая смертность от голода.

В селах Саратовской, Самарской и особенно Симбирской губернии люди атаковали местные советы, требуя выдачи пайков. Съели всю скотину, принялись за собак и кошек, а потом и за людей. Дом в то время можно было купить за ведро квашеной капусты.

На городских рынках за пригорышню семечек можно было купить норковую шубу.

Люди в городах за бесценок распродавали свое имущество и хоть как-то держались...

А вот в деревнях, судя по сводкам, ситуация становилась все хуже и хуже.

Саратовская губерния (7 декабря):

«Продовольственное положение северных и заволжских уездов крайне тяжелое. Крестьяне уничтожают последний скот, не исключая рабочего скота. В Новоузенском уезде население употребляет в пищу собак, кошек и сусликов. Смертность на почве голода и эпидемии усиливается».

Самарская губерния (12 декабря):

«Голод усиливается, учащаются случаи смерти на почве голода. За ноябрь и октябрь от голода умерли 663 ребенка, больных – 2735, взрослых – 399 человек. Усиливаются эпидемии. За отчетный период заболели тифом 750 человек».

Вполне закономерным итогом стала информация из Самарской губернии, поступившая руководству страны 29 декабря 1921 года: «Эпидемические заболевания усиливаются вследствие недостатка медикаментов. Случаи голодной смерти учащаются. Было несколько случаев людоедства».

Резко взлетели цены на все продукты. Стала процветать спекуляция. На симбирском рынке в феврале 1922 года можно было купить пуд хлеба за 1200 рублей. А к марту за пуд хлеба просили уже один миллион рублей. Картофель стоил 800 тысяч рублей за пуд. И это притом, что годовой заработок рабочего составлял около 1000 рублей…

Люди умирали целыми селениями, но местные уездные комиссии по преодолению голода скрывали факты смертей. В отчетах из волостей значились лишь десятки умерших от голода, хотя только за один летний месяц 1921 года в Симбирской губернии вымерли 325 человек.

Не имея возможности купить хлеб, люди уходили из губернии в поисках лучшей жизни. Особенно тяжелым было положение в Сенгилеевском, Сызранском и Симбирском уездах. Там тридцать процентов жителей питались куском суррогатного хлеба в день. 20 процентов вымерли. Вот данные за 20 сентября 1921 года по Сенгилеевскому уезду: «За неделю вымерло 228 человек».

В новом, 1922 году сообщения о людоедстве стали поступать в Москву со все увеличивающейся частотой. 20 января сводки упомянули о людоедстве в Башкирии, Самарской губернии и Симбирской губерниях.

Об ужасах, происходящих в голодающих районах, начала писать и партийная печать. 21 января 1922 года «Правда» написала:

«В симбирской газете «Экономический путь» напечатаны впечатления товарища, побывавшего в голодных местах. Впечатления эти настолько ярки и характерны, что не нуждаются в комментариях. Вот они: «Заехали мы вдвоем в одну глухую заброшенную деревушку, чтобы согреться, отдохнуть и закусить. Продукты были свои, надо было только найти угол.

Заходим в первую попавшуюся избу. На постели лежит еще молодая женщина, а по разным углам на полу – трое маленьких ребят. Ничего еще не понимая, просим хозяйку поставить самовар и затопить печь, но женщина, не вставая, даже не приподнимаясь, слабо шепчет:

– Вон самовар, ставьте сами, а мне силушки нет.

– Да ты больна? Что с тобой?

– Одиннадцатый день не было крошки во рту…

Жутко стало… Повнимательнее взглянули кругом и видим, что дети еле дышат и лежат со связанными ручонками и ногами.

– Что же хозяйка у тебя с детьми-то, больны?

– Нет, родные, здоровы, только тоже десять суток не ели…

– Да кто же их связал-то да по углам разбросал?

– А сама я до этого дошла. Как проголодали четыре дня, стали друг у друга руки кусать, ну и связала я их, да и положила друг от дружки подальше.

Как сумасшедшие бросились мы к своей маленькой корзинке, чтобы дать погибающим детям по кусочку хлеба.

Но мать не выдержала, спустилась с постели и на коленях стала упрашивать, чтобы мы поскорее убрали хлеб и не давали его ребятам. Слабым плачущим голосом она заговорила:

– Они больно мучились семь ден, а потом стали потише, теперь уже ничего не чувствуют. Дайте им спокойно умереть, а то покормите сейчас, отойдут они, а потом опять будут семь ден мучиться, кусаться, чтобы снова так же успокоиться… Ведь ни завтра, ни через неделю никто ничего не даст. Так не мучайте их. Христа ради, уйдите, дайте умереть спокойно…

Выскочили мы из избы, бросились в сельсовет, требуем объяснений и немедленной помощи.

Но ответ короткий и ясный:

– Хлеба нет, голодающих много, помочь не только всем, но даже немногим нет возможности».

27 января «Правда» вновь написала о повальном людоедстве в голодающих районах: «В богатых степных уездах Самарской губернии, изобиловавших хлебом и мясом, творятся кошмары, наблюдается небывалое явление повального людоедства. Доведенные голодом до отчаяния и безумства, съевши все, что доступно глазу и зубу, люди начинают есть человеческие трупы и тайком пожирают собственных умерших детей. Из села Андреевки Бузулукского уезда сообщают, что Наталья Семыкина ест мясо умершего человека – Лукерьи Логиной.

Начальник милиции 4-го района Бузулукского уезда пишет, что по пути его следования в трех волостях он встретил случаи людоедства. Так, в селе Любимовке один из граждан вырыл из могилы мертвеца – девочку лет 14, перерубил труп на несколько частей, сложил части тела в чугуны… Когда это «преступление» обнаружилось, то оказалось, что голова девочки уже опалена. Сварить же труп людоед не успел».

Увы, реакция правительства была неадекватной…

В тот же день, 27 января, нарком здравоохранения Николай Семашко написал членам Политбюро: «Дорогие товарищи! Я позволю себе обратить Ваше внимание на «пересол», который допускает наша печать в противоголодной кампании, в особенности на умножающиеся с каждым днем сообщения якобы о растущем «людоедстве»… Многие из этих описаний явно неправдоподобны. Так, в «Известиях» сообщается, что крестьянин села Сиктермы оставил «труп своей жены, успев съесть легкие и печень», между тем всякий знает, какое отвратительное место представляют легкие мертвеца, и конечно, голодающий скорее бы съел мясо, чем легкие»...

Нарком здравоохранения Николай Семашко был уверен, что пресса освещая проблему голода допускает "пересол"...

30 января 1922 года Политбюро ЦК РКП(б) запретило публиковать сообщения о массовом людоедстве и трупоедстве в голодающих районах страны.

Правда, от замалчивания фактов людоедства само людоедство никуда не исчезло.

К примеру, в сводке ВЧК за 31 марта 1922 года говорилось: «в Татреспублике голод усиливается. Смертность на почве голода увеличивается. В некоторых деревнях вымерло 50% населения. Скот беспощадно уничтожается. Эпидемия принимает угрожающие размеры. Учащаются случаи людоедства».

По данным ГПУ, весной 1922 года в Самарской губернии было зафиксировано 3,5 миллиона голодающих, в Саратовской – 2 миллиона, в Симбирской – 1,2 миллиона, в Царицынской – 651,7 тысячи, в Пензенской – 329,7 тысячи, в Татреспублике – 2,1 миллиона, в Чувашии – 800 тысяч, в Немецкой коммуне – 330 тысяч человек…

Самарская область, 13 апреля 1922. Отчет члена Волисполкома о проверке села Любимовка: «Дикое людоедство» в селе принимает массовые формы. В «глухие полночи идет варка мертвецов», но задержан лишь один гражданин. «…в печке мы нашли сваренный кусок человеческой плоти, а в сенях был горшок с фаршем из мяса того же рода. А рядом с крыльцом мы нашли много костей. Когда мы спросили женщину, где она взяла плоть, то она призналась, что еще в феврале ее 8-летний сын Никита умер и она разрезала его на куски. Затем она решила убить 15-летнюю дочь Анну, что и сделала в начале апреля. Пока девушка спала, она убили ее, разрезала труп на куски и начала его готовить. Она поделилась печенью с соседками Акулиной и Евдокией, сказав им, что это была конина. Человеческая плоть – бедра Анны и ноги – доставлены в управление в качестве доказательства, а отварное мясо было предано земле…»

В селе Андреевке на складе в милиции лежит в корытце голова без туловища и часть ребер шестидесятилетней старухи. Туловище уже съедено гражданином того же села Андреем Пироговым, который уже сознался.

В селениях практически не осталось лошадей и коров. К примеру, в деревне Никитине Симбирского уезда из 123 лошадей осталось всего 14, а из 107 коров – 15. Люди ели все. Разобрали даже соломенные крыши. Люди не брезговали суррогатом и навозом. Питались корой и желудями. В пищу шла падаль, кошки и собаки.

В экстренной помощи нуждалось более 210 тысяч человек, из них 60 тысяч – дети. Как следствие плохого питания, в Симбирской губернии началась эпидемия брюшного тифа, которая стала косить людей. Люди умирали прямо на улицах.

Про голод тогда писали многие газеты. По сообщению газеты «Наша жизнь», «на улицах в селах Симбирской губернии валяются трупы людей, и их никто не убирает. Случаи людоедства стали приобретать массовый характер. В одной из деревень родители съели труп своего ребенка. Дошло до того, что люди стали воровать запасы человеческого мяса друг у друга, а в некоторых волостях выкапывали покойников для пищи».

Так, крестьянин Бузулукского уезда Ефимовской волости Самарской губернии Мухин на дознании заявил следователю:

«У меня семья состоит из пяти человек. Хлеба нет с Пасхи. Во всем селе осталось около 10 лошадей. Весной прошлого года их было около 2500. Мы сперва питались корой, кониной, собаками и кошками. В нашем селе масса трупов. Они валяются по улицам или складываются в общественном амбаре. Я вечерком пробрался в амбар, взял труп мальчика 7 лет, на салазках привез его домой, разрубил топором на мелкие части и сварил. В течение суток мы съели весь труп. Остались лишь одни кости. У нас в селе многие едят человеческое мясо, но это скрывают. Вкуса человеческого мяса мы в настоящее время не помним. Мы ели его в состоянии беспамятства».

Вот еще один документ. Это выдержка из показаний крестьянки той же волости Чугуновой:

«Я вдова. У меня четверо детей: Анна, 15 лет, Анастасия, 13 лет, Дарья, 10 лет, и Пелагея, 7 лет. Последняя была сильно больна. В декабре, я не помню числа, у меня с сиротами не осталось никаких продуктов. Старшая девочка натолкнула меня на мысль зарезать меньшую, больную. Я решилась на это, зарезала ее ночью, когда она спала. Сонная и слабая, она под ножом не кричала и не сопротивлялась. После этого моя старшая девочка, Анна, начала разрезать ее на куски…»

К 1922 году в некоторых селениях Симбирской губернии уже не было ни одной собаки, ни кошки. Люди охотились за крысами. Иногда доходило до самоубийства. В селе Ивановка Сызранского уезда голодная женщина зарезала своего ребенка, а потом сама бросилась в колодец.

Росло число беспризорников, которые побирались по деревням. На них началась самая настоящая охота. Газета «Наша жизнь» в 1922 году писала, что «…местный житель вместе с отцом поймали на улице беспризорного 8-летнего мальчика и зарезали его. Труп съели…»

Появилась проституция. Девушки отдавались за кусочек суррогатного хлеба, а в самом Симбирске снять девочку за ломтик хлеба было обычным делом. Нередко к проституции подталкивали своих детей беспомощные родители.

Лишь к концу 1923 года голод в Симбирской губернии был преодолен. Для осеннего посева губерния получила помощь семенами и продовольствием, хотя еще до 1924 года основной пищей крестьян оставался суррогатный хлеб.

По данным переписи 1926 года, население Симбирской губернии сократилось примерно на 300 тысяч человек с 1921 года. От голода и тифа погибло 170 тысяч человек, 80 тысяч было эвакуировано, и около 50 тысяч бежало. По самым скромным подсчетам, в Поволжском регионе в те годы погибло не менее 5 млн. человек.

   В 80-е у нашего народа на слуху очень популярна была такая страна Финляндия. При этом часть народа утверждала, что вот как мы бы жили, если бы не Октябрь 1917, другая часть утверждала, что Финны паразитируют на льготном сырье из СССР и советских заказах. Правда, на мой незамутненный взгляд, обе точки зрения друг-другу не противоречат.  Только у меня сложилось несколько иное отношение к развитию Финляндии во второй половине прошлого века.
       Прежде всего, в середине 50-х Финляндия была не просто бедной страной, а таким медвежьим углом Европы, с очень бедным населением, серьёзными проблемами в экономике и массовой миграцией, прежде всего в Швецию и США. И именно во второй половине 50-х годов началась нормализация отношений с СССР. Причём первоначально инициатива исходила с Финской стороны. Были заключены бартерные торговые договора с СССР на поставку своей продукции, главным образом судостроения, и получения энергоносителей по льготным ценам. Но кроме этого в стране началась серьёзная работа по модернизации страны. Была полностью преобразована лесоперерабатывающая промышленность. Было проведено импортозамещение в области сельского хозяйства. Началось создание новых отраслей промышленности. И в 80-х годах был период, когда Финляндия превосходила Швецию по уровню жизни.
        Так вот основную работу по преобразованию собственной страны Финны сделали сами. А торговый договор с СССР это всего лишь окно возможностей, которым можно воспользоваться, а можно и пропустить. Тем более что партнёрство по нему было скорее взаимовыгодным.
     А моли бы например встать в позу, как Прибалтика. А поскольку им бы в отличие от Прибалтики, никто за это не приплачивал бы, то сидели бы до сих пор с голым задом.
    Или могли бы просто советскими нефтепродуктами спекулировать. Но и тогда бы они здорово в развитии страны не продвинулись бы. А зависимость от СССР и мировых цен на нефть была бы гораздо выше.
А теперь немного по Японии. Дело в том, что довоенная Япония,  несмотря на свою авиацию и флот к числу индустриальных и научно-технических гигантов совсем не относилась. А восстановление экономики после Второй Мировой Войны было очень затяжным и очень болезненным. Но при этом впоследствии именно в Японии произошла, наверное, наиболее, успешная модернизация страны. Мне тут указали, что одним из основных факторов, послужившим успехам Японии, было покровительство США (технологии, торговые преференции итд). Да. Только соглашения 1953 и 1954 годов с США это, прежде всего  для Японии окно возможностей. А вот воспользоваться этим окном или нет решение принимали сами Японцы.
Не надо забывать, что в то время была ещё одна страна так же оккупированная США, и которой американцы так же предоставили помощь (кстати, более значительную) в рамках борьбы с распространением большевизма. Это Западная Германия. И первое послевоенное «экономическое чудо» случилось именно на немецкой земле. Но насколько разными были эти чудеса. ФРГ, по сути, в течение 50-х и 60-х годов восстановило экономическое положение Германии на уровень, занимаемый ею, скорее перед первой мировой войной. Соответственно вырос и уровень жизни. И в дальнейшим экономика Западной Германии росла, только практически синхронно со всей Европой. При этом изначально научно-технический и экономический потенциал Германии был гораздо сильней Японского.
А вот в Японии в период с 1955 по 1985 года рывок был очень сильный. И из довольно слабой экономики азиатского типа она в 1973 году вышла на второе место по уровню ВВП среди капиталистических стран.
Кстати есть один очень интересный момент. В период «экономического чуда» в Германии доля госсобственности составляла порядка 31-35%. А вот в Японии 9,5%. И вклад малого и среднего бизнеса в развитие экономики был просто несопоставим с любой экономически развитой страной в мире.
   Понятно, что в этом есть довольно много внутренней и внешней специфики. И понятно, что современные технологии нам не предоставят и рынки для нас не откроют. В то же время есть очень много полезного именно в организационном плане, что следовало бы изучить тем, кто руководит нашей экономикой. Это, прежде всего, как мобилизовать частных инвесторов и финансовый капитал вкладывать в приоритетные для развития страны направления. Как привлечь в инвестиционные фонды мелких вкладчиков. В Японии с деньгами было очень туго, и он сумели привлечь в инвестирование развития мелких вкладчиков. Вплоть до бабушкиных гробовых.  И в отличие от наших «МММ» бабушек там не кинули. Думаю, что найдётся ещё очень много полезного, что там можно изучить и применить у нас на практике.
Вот только единственно что среди наших «эффективных менеджеров» я не вижу не желания, не наличия соответствующих мозгов, которые могут начать, а главное успешно завершить модернизацию страны. А окна возможностей для этого появляются.
Протокол совещания Верховного Главнокомандующего с командующими войсками фронтов и командующими родами войск по вопросам демобилизации и реорганизации Красной армии

20-21 мая 1945 г.

Совершенно секретно
Экз. № 1

ПРОТОКОЛ

совещания Верховного Главнокомандующего с командующими войсками фронтов и командующими родами войск «О ДЕМОБИЛИЗАЦИИ И РЕОРГАНИЗАЦИИ КРАСНОЙ АРМИИ».

21 мая 1945 г. 19 ч. 00 м.

ТОВАРИЩ СТАЛИН — Мы считаем, что демобилизация не может быть всеобщей, не только потому, что этого не позволяет современная обстановка, но и потому, что транспорт выполняет другие большие задачи. Задачи транспорта: во-первых, вывезти репатриируемых советских граждан и бывших военнопленных, во-вторых, отвезти в тыл страны немецких пленных и, наконец, в-третьих, перевезти демобилизованных.

Демобилизация должна коснуться в первую очередь частей ПВО и кавалерии. Она не должна коснуться танковых частей и Военно-морского флота. Она коснется в некоторой степени ВВС, почти не коснется артиллерии, я имею в виду полевую артиллерию. По части пехоты демобилизация охватит 40—60% ее состава, не касаясь войск Дальнего Востока, Забайкалья и Закавказья.

Read more...Collapse )